Трехмерная ультразвуковая ангиография с диуретической нагрузкой в диагностике уретеро-вазальных конф

Трехмерная ультразвуковая ангиография с диуретической нагрузкой в диагностике уретеро-вазальных конфликтов

Журнал «SonoAce Ultrasound»

Содержит актуальную клиническую информацию по ультрасонографии и ориентирован на врачей ультразвуковой диагностики, выходит с 1996 года.

Введение

Вследствие появления новых диагностических возможностей современной медицины можно оптимизировать процесс исследования групп состояний, обусловленных отношениями аномально расположенных сосудов с лоханочно-мочеточниковым сегментом, верхней и средней третью мочеточника. Среди таких сосудов наиболее часто (в 30-35% случаев) встречается добавочная почечная артерия [1-3]. При тесном соприкосновении верхних мочевыводящих путей (ВМП) с аномально расположенной артерией, идущей, как правило, по переднему контуру мочеточника, происходит постоянная микротравма стенки мочеточника вследствие его дискинезии и несовпадения уродинамического ритма с пульсацией артерии. При нарушении пассажа мочи создаются оптимальные условия для возникновения хронического неспецифического воспаления с исходом в хроническую почечную недостаточность [4-6]. Своевременное выявление и лечение обструктивных изменений верхних мочевыводящих путей играют важную роль в профилактике осложнений.

Основное клиническое значение имеет выявление добавочных почечных артерий, кровоснабжающих нижний сегмент почки, так как они могут спровоцировать обструкцию мочеточника с развитием уретеро-вазального конфликта (УВК) и привести к гидронефрозу [7, 8]. Стриктуры верхних мочевых путей, обусловленные наличием уретеро-вазального конфликта, составляют значительную долю (20%) среди разнообразных причин нарушений уродинамики верхних мочевыводящих путей [9-11]. При этом наличие уретеро-вазального конфликта может сопровождаться рядом изменений эвакуаторной функции почек, свойственных целому ряду урологических заболеваний, многие из которых требуют хирургического вмешательства. Ошибки в диагностике приводят к запоздалому или нерациональному лечению, а в 7-15% клинических наблюдений — к неоправданным оперативным вмешательствам [12-14].

Ряд авторов отмечают актуальность проблемы запоздалого выявления причин реноваскулярной гипертензии. Стенозирование просвета добавочных почечных сосудов также может быть причиной развития артериальной гипертензии, диагностируемой случайно при профилактических осмотрах [15-18]. По данным Национального центра статистики здравоохранения США у 5-7% больных, страдающих артериальной гипертензией, она имеет реноваскулярное происхождение [19]. Консервативная терапия у большинства больных безуспешна из-за кратковременности гипотензивного эффекта. Гипертензия прогрессирует и нередко приобретает злокачественное течение [20, 21]. Установление причины обструкции верхних мочевыводящих путей, особенно диагностирование уретеро-вазального конфликта, имеет большое значение и для хирургов при выборе тактики оперативного вмешательства [22, 23].

Все перечисленные обстоятельства приводят к необходимости выбора адекватной диагностики уретеро-вазального конфликта с последующим определением соответствующего метода лечения и динамического контроля за проводимым лечением.

«Золотым стандартом» выявления уретеро-вазального конфликта является рентгеновская ангиография. Однако этот метод сопряжен с определенным риском для пациентов, а в ряде случаев противопоказан им вследствие непереносимости йода или наличия сниженной функции почек [24]. Наиболее точным и высокочувствительным методом диагностики стеноза почечных артерий и обнаружения добавочных почечных артерий среди неинвазивных методов считается магнитно-резонансная (МР) ангиография, чувствительность которой, когда для более четкой визуализации сосудов используется и контрастное вещество (гадолиний), составляет 97%, специфичность — 92% [25, 26]. Однако высокая стоимость исследования делает МР-ангиографию затруднительной и малодоступной для широкого использования. Применяется и компьютерно-томографическая (КТ) ангиография (чувствительность — 88%, специфичность — 94%), однако для проведения КТ-ангиографии почечных сосудов также необходимо использование контрастного йодсодержащего вещества [27, 28].

На современном этапе ультразвуковая диагностика в урологии, используя все современные диагностические методики и аппаратуру с высокой разрешающей способностью, является ведущим диагностическим методом. Высокая информативность, неинвазивность, относительная дешевизна, отсутствие лучевой нагрузки и возможность многократного повторения исследования обеспечивают приоритет эхографии среди других методов лучевой диагностики [29-31]. Появившиеся на ультразвуковых аппаратах новые компьютерные программы и новый алгоритм построения виртуальных трехмерных изображений обеспечили возможность получения и анализа объемной информации при построении трехмерных изображений. Трехмерная ультразвуковая ангиография позволяет получать информацию, сопоставимую с данными других лучевых методов, в том числе в выявлении сосудистой патологии почек, что обеспечивает несомненный приоритет данной ультразвуковой методики.

Материал и методы

В основу настоящей работы положены результаты ультразвукового исследования 149 пациентов с патологией почек и верхних мочевыводящих путей. Средний возраст больных составил 40±11 лет. Все пациенты были разделены на 2 группы. В 1-ю группу были включены 80 специально отобранных пациентов с опухолями почек без обструкции верхних мочевыводящих путей по данным стандартных ультразвуковых исследований (УЗИ) и КТ ангиографии с целью разработки нового метода — трехмерной ультразвуковой ангиографии. Этим пациентам для окончательной верификации диагноза выполнялись рентгеновские ангио- и венокаваграфия и трехмерная МР-ангиография в сочетании с МР-урографией.

Основную (2-ю) группу составили 69 пациентов, у которых, по данным обычного УЗИ, обзорной рентгенографии брюшной полости, экскреторной урографии и ретроградной уретеропиелографии, была диагностирована хроническая обструкция верхних мочевыводящих путей. Все пациенты этой группы были проспективно исследованы с применением разработанной методики трехмерной ультразвуковой ангиографии, дополненной диуретической нагрузкой. Полученные данные верифицированы с помощью трехмерной МР-ангиографии с МР-урографией, рентгеновской ангиографии, рентгеновской венокаваграфии и во время операции. УЗИ верхних мочевыводящих путей и магистральных почечных сосудов проводились на аппаратах экспертного класса, оснащенных режимами тканевой гармоники, адаптивного колорайзинга, цветового допплеровского картирования (ЦДК), энергетического картирования (ЭК), импульсной допплерографии (ИД), трехмерными программами.

На начальном этапе визуализация магистральных почечных сосудов осуществлялась с помощью цветового и энергетического допплеровского картирования. Цветовое допплеровское картирование использовалось для определения направления движения тока крови в почечных сосудах. С помощью энергетического картирования получались уголнезависимые изображения сосудистых структур с любым направлением тока крови. Для оптимизации цветового изображения была установлена индивидуальная настройка всех параметров. В режиме импульсноволновой допплерографии подтверждался артериальный или венозный спектры исследуемых сосудов. Отличительными характеристиками допплеровского сигнала в почечных артериях являлись быстрый систолический подъем и длительная высокоскоростная кривая во время диастолы. Далее традиционная методика исследования в режиме двухмерной УЗ-ангиографии с применением цветового допплеровского картирования или энергетического картирования во всех случаях была дополнена новым методом трехмерной ультразвуковой ангиографией — для получения информации о состоянии магистральных почечных сосудов, их взаимоотношении со структурой почки, лоханочно-мочеточниковым сегментом (ЛМС) и мочеточником.

Создание и воспроизведение трехмерного изображения были основаны на следующих этапах:

  1. Оптимизация изображения.
  2. Сбор объемной информации.
  3. Построение трехмерного изображения.
  4. Послойный анализ отдельных секционных изображений.
  5. Обработка объемной информации.
  6. Архивирование волюметрической информации.

Оптимизация изображения. Для качественного сбора информации и точного отображения магистральных почечных сосудов при трехмерной ультразвуковой ангиографии требовались несколько факторов: наличие четких внешних контуров сосуда и гомогенность цветовых внутрипросветных сигналов. Близость расположения петель кишечника зачастую не позволяла избежать артефактов от периодически возникающих перистальтических волн, поэтому для построения трехмерного изображения была необходима тщательная предварительная подготовка больного, включающая соблюдение бесшлаковой диеты и правильный подбор параметров цветового сигнала: скорости кровотока, фильтров, мощности цветового сигнала, насыщенности цвета, выбор оптимального акустического окна.

Для оптимизации цветового изображения использовалась индивидуальная настройка всех параметров (табл. 1), которая включала: мощность сигнала (Gain), частоту повторения импульсов (Pulse Repetition Frequency), фильтр стенки сосуда (Wall Filter), скоростные показатели кровотока (Flow), угол ротации датчика (Scan Angle), скорость ротации датчика (Scan speed).

Параметр Обозначения Значения
Мощность Gain 50-75%
Частота повторения импульсов PRF 1500 Гц
Частотный фильтр Wall Filter High
Показатели скорости кровотока Flow High-flow
Угол ротации датчика Scan Angle 45-60°
Скорость ротации датчика Scan speed Low-Medium

Мощность настраивалась на среднем уровне для наилучшей визуализации крупных сосудов и уменьшалась до исчезновения артефактов. Параметры частоты повторения импульсов настраивались на высокие значения. Этот параметр позволял фильтровать и элиминировать частоту движения стенок сосудов кровотока, находившуюся в определенном диапазоне частот. Для оптимальной визуализации аорты, почечных артерий и подавления сигнала от нижней полой и почечной вен применялся режим энергетического картирования с настройкой на получение высокоскоростного кровотока и фильтром высокой или средней частоты. Значение частотного фильтра коррелировало со значением частоты повторения импульсов: с увеличением частотного фильтра значение устанавливаемой частоты повторения импульсов повышалось. Для визуализации крупных сосудов использовались высокоскоростные показатели кровотока.

Сбор объемной информации. Для сбора трехмерной информации использовалась специальная программа аппарата «3D». Все пациенты были исследованы по специальной схеме в положении лежа на спине или левом (правом) боку с задержкой дыхания в фазе глубокого вдоха, а также в положении стоя. Сбор трехмерной информации проводился с применением обычного конвексного абдоминального датчика 3,5 С 40 Н в режиме «свободной руки». Для наилучшей визуализации магистральных почечных сосудов создавалось оптимальное акустическое окно, обеспечивающее минимальное количество артефактов. В зависимости от длины почки угол ротации датчика составлял 45 или 60°. Скорость ротации датчика задавалась параметрами выбранной программы: «Low» — медленная или «Medium» — средняя в зависимости от объема сканируемой поверхности. Во время сканирования датчик плавно поступательно перемещался исследователем по заданной траектории при механическом способе получения трехмерной информации либо находился в стационарном положении при автоматическом сборе. Длительность сбора трехмерной информации варьировала от 9 до 18 с (в среднем 13 с). Все данные об объеме сохранялись на жестком диске ультразвукового аппарата.

Построение трехмерного изображения. Все полученные данные об объеме сохранялись в компьютерной памяти ультразвукового аппарата с последующим отбором изображений для мультипланарной волюметрической реконструкции. После сбора и сохранения в памяти информации об объеме на экране монитора аппарата автоматически появлялось изображение в трех взаимно перпендикулярных плоскостях благодаря мультипланарной реконструкции (Multiplanar Reconstruction, или MPR). Затем проводилась оптимизация полученного изображения с помощью программы «High definition».

Послойный анализ отдельных секционных изображений. Далее путем ротации полученное изображение послойно изучалось. Одновременная визуализация всех трех плоскостей позволяла получать точное представление об объемном предмете и проводить качественную оценку васкуляризации.

Обработка объемной информации. С целью достижения максимального качества изображения использовались различные режимы обработки информации. Для построения волюметрического изображения почечных артерий применялся режим максимальной интенсивности сигнала (Maximum Intensity Projection, или MIP), для отображения расширенных собирательных полостей почки, лоханочно-мочеточникового сегмента и мочеточника — режим минимальной интенсивности сигнала (Minimum Intensity Projection, или MIN). Комбинация двух режимов обеспечивало оптимальную визуализацию расположения и хода сосудов относительно собирательных полостей почки, лоханочно-мочеточникового сегмента и мочеточника.

Архивирование волюметрической информации. Все данные об объеме сохранялись на жестком и магнитно-оптическом дисках ультразвукового аппарата. Видеоклипы вращающихся виртуальных изображений записывались на видеокассету для последующего анализа, проводившегося с клиницистами.

В ходе проведенной нами разработки новой ультразвуковой методики осуществлялась качественная оценка полученных трехмерных изображений. Для этой цели мы проанализировали качество визуализации трехмерных изображений магистральных почечных сосудов и информативность шести стандартных позиций из трех стандартных доступов, применяемых для визуализации магистральных почечных сосудов. Для визуализации магистральных почечных сосудов использовали три стандартных доступа — передний, боковой и задний. При этом применяли следующие шесть стандартных позиций:

  1. Передний доступ, поперечное сечение.
  2. Боковой правый доступ, поперечное сечение.
  3. Боковой левый доступ, поперечное сечение.
  4. Задний правый доступ, поперечное сечение.
  5. Задний левый доступ, поперечное сечение.
  6. Боковой правый доступ, продольное сечение.

Возможность расширить диагностический потенциал новой методики была использована при помощи дополнительной ультразвуковой методики с диуретической нагрузкой. Сочетание технологии трехмерной ультразвуковой ангиографии и нагрузочного диуретического теста (пациентам внутривенно вводился лазикс в дозе 0,3 мг на 1 кг массы тела) благодаря различиям в интенсивности сигнала теоретически обеспечивало качественную оценку взаимоотношений магистральных сосудов почек с собирательными полостями, лоханочно-мочеточникового сегмента и мочеточниками (в условиях их визуализации). На уровне оптимальной визуализации максимально расширенного мочеточника для оптимизации изображения магистральных почечных сосудов и их взаимоотношений с верхними мочевыводящими путями проводилось построение трехмерных ультразвуковых изображений, описанное выше. Исследование, записанное на видеокассету и сохраненное на диске аппарата, подвергалось анализу с оценкой полученных данных.

Результаты исследования

Проведенная качественная оценка трехмерных изображений при визуализации магистральных почечных сосудов из шести стандартных позиций позволила установить, что наиболее высокий процент в достижении диагностической информативности при определении количества и уровня отхождения магистральных почечных сосудов обеспечивает сканирование путем применения правого бокового доступа в продольном сечении. Наиболее информативным в определении характера изменений магистральных почечных сосудов справа и направления их хода и наиболее оптимальным был признан боковой правый доступ в поперечном сечении. Наилучшим доступом в уточнении характера изменений и направления хода почечных сосудов слева признан передний доступ из поперечного сечения.

Всего добавочные почечные артерии были выявлены у 21 (30%) пациента в количестве 35. У женщин частота обнаружения добавочных почечных артерий в нашем исследовании оказалась выше (17%), чем у мужчин (13%). Справа добавочные почечные артерии встречались чаще — в 23 (33%) случаях, чем слева — в 12 (17%) (рис.1).

Лапароскопическая трансмезентериальная резекция нижнего сегмента левой половины подковообразной почки по поводу почечно-клеточного рака

А.Д. Кочкин 1 , Ф.А. Севрюков 1 , А.В. Кнутов 1 , Д.В. Семёнычев 1 , В.П. Сергеев 2 , А.Б. Новиков 3 , К.С. Преснов 3
1 Урологический центр НУЗ «ДКБ на ст. Горький ОАО «РЖД», Нижний Новгород.
2 ФМБЦ им. Бурназяна ФМБА России, г. Москва. 3 Многопрофильный медицинский центр Банка России, г. Москва

Подковообразная почка впервые была описана di Capri в 1522 году. Однако сообщения о клинических проявлениях заболеваний, ассоциированных с этой аномалией развития, появились много позже, когда в 1761г. был опубликован фундаментальный труд Giovanni Battista Morgnani «De Sedibus et Causis Morborum per Anatomen Indagatis ». В своем бессмертном трактате G.B. Morgnani впервые связал обнаруженные на аутопсии патологические изменения в органах с прижизненными симптомами у различных больных [1, 2].

С частотой 1 на 1000, причем у женщин в два раза реже, чем у мужчин, подковообразная почка, как правило, является следствием хромосомных анеуплоидий (в 20% случаев это трисомии и 60% – синдром Шершевского-Тернера) [3, 4]. В наблюдениях Э.И. Гимпельсона подобный порок развития составил 8,8% от общего числа аномалий почек [5].

С точки зрения патофизиологии проблема возникает на 2-6 неделе гестационного периода, когда нижние порции метанефрогенных бластем, вдруг сливаясь, образуют перешеек. Последний в 90% случаев объединяет нижние сегменты почки, кпереди от аорты и нижней полой вены. Причем именно конфликт перешейка и нижней брыжеечной артерии, на фоне эмбрионального восхождения почек, обуславливает анатомические и позиционные аберрации, характерные для подковообразной почки. В свою очередь особенности строения чашечно-лоханочной системы (ЧЛС) предрасполагают к формированию мочевых камней и гидронефроза, обуславливающих наиболее частые клинические проявления. Тем не менее, около трети пациентов – не имеют явных клинических проявлений этой аномалии развития [6, 7].

Почечно-клеточная карцинома (ПКР) развивается в подковообразной почке чрезвычайно редко. Так, к 2012 году в мировой литературе были описаны лишь 200 подобных случаев [8].

Наиболее эффективным методом лечения почечно-клеточного рака остается оперативный, причем органосохраняющее вмешательство считается приоритетным. Развитие минимально инвазивных технологий привело к практически полному отказу от традиционных операций при локализованных опухолях почки. Так, лапароскопические нефрэктомия и резекция почки давно признаны Европейской ассоциацией урологов методами выбора в лечении ПКР в стадиях Т1-Т2 [9]. Тем не менее, в интернет-ресурсе PubMed, нам удалось найти лишь три упоминания о лапароскопических резекциях подковообразной почки [1012]. Поиск в русскоязычных источниках успехом не увенчался. Кроме чрезвычайно интересной статьи О.Э. Луцевича и Э.А. Галлямова о лапароскопической геминефруретерэктомии с резекцией мочевого пузыря при уротелиальном раке подковообразной почки, мы обнаружили лишь одну статью, соответствующую теме исследования [13]. Однако это клиническое наблюдение было посвящено традиционному, «открытому», вмешательству [14]. Более того, какие-либо данные о лапароскопических резекциях сращенных почек через трансмезентериальный доступ отсутствуют. Последнее обстоятельство побудило нас поделиться собственным первым опытом лапароскопической трансмезентериальной резекции нижнего сегмента подковообразной почки по поводу почечноклеточного рака. Приводим клиническое наблюдение.

Пациентка Х., 27 лет. Беспричинное появление лихорадки до 38 0 С, общей слабости, быстрой утомляемости и чувства тяжести в поясничной области послужили показанием к срочной госпитализации в урологическое отделение одной из районных больниц Нижегородской области. На фоне антибактериальной и противовоспалительной терапии отмечено значительное улучшение самочувствия: болевой синдром и лихорадка купированы. При обследовании обнаружено опухолевое образование подковообразной почки. Для определения тактики дальнейшего лечения направлена в НУЗ «ДКБ ОАО РЖД на ст. Горький» г. Нижний Новгород. В отделении выполнена контрольная магнитно-резонансная томография (МРТ) с внутривенным контрастированием, ангиографией и МР-урографией (рис. 1а-1в, рис. 2). Верифицирована опухоль нижнего сегмента левой половины подковообразной почки 3,8 х 4,9 х 4,1 см, компримирующая нижние группы чашечек; размеры перешейка – 5,3 х 5,2 см. Клинический диагноз сформулирован как «Рак левой половины подковообразной почки сT1N0M0. Анемия средней степени тяжести, компенсированная». В связи с чем 24.08.2015 г. выполнена лапароскопическая трансмезентериальная резекция нижнего сегмента левой половины подковообразной почки.

Рис. 1а,б,в. МРТ картина опухоли нижнего сегмента левой половины подковообразной почки, компримирующей нижние группы чашечек

Рис.2. МРТ картина: аартериальная фаза; bвенозная фаза; cэкскреторная фаза

Техника операции (видеопротокол операции доступен по ссылке http://youtu.be/XQQFZgZEBXs). Положение больной «на спине». Оптический троакар в области пупка. После ревизии брюшной полости операционный стол переведен в положение на «здоровую» сторону (300). Рабочие троакары установлены в эпигастрии, левой подвздошной области и по латеральному краю прямой мышцы живота слева. В брыжейке нисходящей кишки сформировано «окно», ограниченное ветвями левых ободочных и нижними брыжеечными сосудами, а так же аркой Риолана (рис. 3). Над перешейком подковообразной почки осуществлен доступ к абдоминальной аорте; у места отхождения нижней брыжеечной артерии, выделена артерия перешейка (рис. 4). Выполнена параортальная лимфодиссекция. Мобилизована почечная ножка левой половины «подковы», представленная двумя артериями и одной веной. Обнажены лоханка и левый мочеточник. В воротах выделены, клипированы Hem-o-lok и пересечены обе большие чашечки нижнего сегмента почки, компримированные опухолью (рис. 5). Перешеек дважды лигирован капроновой нитью и прошит интракорпорально, после чего пересечен монополярным крючком (рис. 6). Почечные артерии раздельно пережаты сосудистыми клеммами. Холодными ножницами, в пределах здоровых тканей, нижний сегмент левой половины почки отсечен вместе с опухолью, нижней группой чашечек и перешейком. Непрерывный обвивной шов паренхимы почки укрыт гемостатической пластиной «Тахокомб» (рис. 7а, 7б). Продолжительность тепловой ишемии – 19 минут. Контроль гемостаза. Зона операции дренирована через рану одного из троакаров и прикрыта большим сальником. «Окно» брыжейки не ушивалось. Препарат извлечен в контейнере, через минилапаротомию по Пфаненштилю (рис. 8, рис 9а, 9б). Объем кровопотери до 100 мл. Продолжительность вмешательства 210 минут.

Рис. 3. Через «окно» в брыжейке нисходящей кишки выделены перешеек, левая половина подковообразной почки, ее мочеточник и лоханка

Рис. 4. аперешеек; bаорта; cартерия перешейка; dнижняя брыжеечная артерия

Рис. 5. В воротах выделены, клипированы Hem-o-lok и пересечены обе большие чашечки нижнего сегмента почки, компримированные опухолью

Рис. 6. Перешеек лигирован интракорпорально

Рис. 7а, б. Непрерывный обвивной шов паренхимы почки (7а) укрыт гемостатической пластиной «Тахокомб» (7б)

Рис. 8. Вид послеоперационных ран

Рис. 9а, б. Макропрепарат: нижний сегмент левой половины подковообразной почки, отсеченный вместе с опухолью, нижней группой чашечек и перешейком

Послеоперационный период гладкий. Пациентка активизирована в день операции. Проводилась посиндромная терапия, профилактика инфекционных и тромбоэмболических осложнений. Дренаж удален на следующий послеоперационный день. В удовлетворительном состоянии пациентка выписана на пятые сутки после операции. В тот же день выполнена экскреторная урография – функция почек сохранена, своевременна и адекватна; затеков контрастного вещества нет (рис. 10).

Рис. 10. Экскреторная урография, выполненная на 5-е сутки после операции (15 мин.)

Гистологическое заключение – светлоклеточный вариант почечноклеточного рака, края резекции свободны от опухолевого роста; в удаленных лимфатических узлах метастазов нет.

ОБСУЖДЕНИЕ

Хирургическое лечение рака подковообразной почки считается технически сложной задачей даже в традиционном, «открытом» исполнении. Последнее обусловлено не только анатомическими особенностями строения собирательной системы, вариабельностью кровоснабжения, но и наличием перешейка, который в значительной степени ограничивает мобильность органа, затрудняя доступ к задней поверхности почки [14]. A. Khan при обзоре работ, посвященных лапароскопической геминефрэктомии при различных заболеваниях подковообразной почки, отметил, что в подавляющем большинстве случаев для истмотомии использовался сшивающий аппарат, иногда – сочетание ультразвуковой диссекции и биполярной коагуляции. Более половины операций были выполнены лапароскопически, со стандартной мобилизацией ободочной кишки. Реже использовались внебрюшинный и мануально-ассистированный доступы [15].

В свою очередь, лапароскопическая резекция почки – сложное оперативное вмешательство, которое требует от хирурга достаточных опыта и мануальных навыков. Мобилизация сосудистой ножки, иссечение опухоли и ушивание раны почки являются наиболее важными этапами операции [16-19].

В собственном наблюдении размеры «окна» в брыжейке ободочной кишки обеспечили оптимальную эргономику на всех этапах вмешательства. Более того, на наш взгляд, при обработке перешейка, трансмезентериальный доступ выгодно отличается от стандартного, предоставляя бóльшую свободу маневра. Быстрый, через минимальную толщину тканей, прямой выход на перешеек и абдоминальную аорту, гарантировал возможность безопасной прецизионной диссекции, лимфаденэктомии и истмотомии. Последнюю удалось осуществить без лигирования артерии перешейка, не прибегая к сшивающим аппаратам, ограничившись интракорпоральной перевязкой капроном и пересечением монополярным крючком. Особенности ЧЛС подковообразной почки позволили выполнить препаровку чашечек и сегментарных сосудов в воротах почки. Таким образом, нижние группы больших чашечек, подлежавшие удалению с опухолью, были обработаны до этапа отсечения нижнего сегмента левой половины почки. Этот прием не потребовал тепловой ишемии, а клипсы Hem-o-lok позволили надежно герметизировать ЧЛС, не прибегая к интракорпоральному шву лоханки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Возможность репликации принципов традиционной онкологии в лапароскопической хирургии, привела к практически полному отказу от «открытых» операций при локализованных опухолях почки [9, 16-19]. В приведенном наблюдении выбор нестандартного доступа и нестандартное использование стандартных инструментов, позволили выполнить лапароскопическую сегментарную резекцию почки, несмотря на особенности строения органа.

ЛИТЕРАТУРА

1. Harris J, Robert E, Köllén B. Epidemiologic characteristics of kidney malformations. // Eur J Epidemiol. 2000. Vol. 16, N 11. P. 985-92.

2. Greene GF, Bissada NK, Madi R. Renal cell carcinoma with caval thrombus extending to the right atrium in a horseshoe kidney: A unique surgical challenge. // Can Urol Assoc J. 2009. Vol. 3, N 5. P. 55-57.

3. Glenn JF. Analysis of 51 patients with horseshoe kidney. // N Engl J Med. 1959. N 261. P. 684-687.

4. Lippe Bl, Geffner ME, Dietrich RB, Boechat MI, Kangarloo H. Renal malformations in patients with Turner syndrome: Imaging in 141 patients. // Pediatrics. 1988. Vol. 82, N 6. P. 852-856.

5. Гимпельсон Э.И. Аномалии почек: клиника, диагностика и лечение. М: Медицина, 1949. 286 c.

6. Руководство по урологии [Под ред. Н.А. Лопаткина]. В 3 томах. Т.2. М: Медицина, 1998. – 768 с.

7. Урология : учеб. для студентов учреждений высш. проф. образования, обучающихся по специальности 060101.65 «Лечеб. дело» по дисциплине «Урология» [под ред. Д. Ю. Пушкаря]. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2013. 384 с.

8. Petrovic M, Andrejevic V, Djurasic L, Stamenković V, Acimović M, Pejcić T, Dragoslav B, Hadzi-Djokić J.Tumors of the horseshoe kidney – characteristics and literature review. // Acta Chir Iugosl. 2012. Vol. 59, N 1. P. 53-55.

9. Клинические рекомендации Европейской ассоциации урологов, 2014. – М., 2014. 968 c.

10. Molina WR, Gill IS. Laparoscopic partial nephrectomy in a horseshoe kidney. // J Endourol. 2003. Vol. 17, N 10. P. 905-906.

11. Lee YS, Yu HS, Kim MU, Jang HS, Lee DH, Yeom CD, Hwang JH, Ham WS.Retroperitoneoscopic partial nephrectomy in a horseshoe kidney. // Korean J Urol. 2011. Vol. 52, N 11. P. 795-797.

12. Benidir T, Coelho de Castilhio T, Cherubini G, Cherubini GR, de Almeida Luz M. Laparoscopic partial nephrectomy for renal cell carcinoma in a horseshoe kidney. // Can Urol Assoc J. 2014. Vol. 8, N 11-12. P. e918-920.

13. Луцевич О.Э., Галлямов Э.А., Широкорад В.И., Забродина Н.Б., Преснов К.С., Сергеев В.П., Новиков А.Б. Лапароскопическая геминефруретерэктомия с резекцией мочевого пузыря при уротелиальном раке подковообразной почки. // Урология. 2013. N 3. С. 92-94.

14. Нюшко К. М., Борисов М. А., Калпинский А. С., Алексеев Б. Я., Каприн А. Д. Резекция подковообразной почки у больной почечно-клеточным раком. // Экспериментальная и клиническая урология. 2015. N 1. С. 102-106.

15. Khan A, Myatt A, Palit V, Biyani Ch., Urol D. Laparoscopic heminephrectomy of a horseshoe kidney. // JSLS. 2011. Vol. 15, N 3. P. 415-420.

16. Галлямов Э.А., Сергеев В.П., Широкорад В.И. и др. Лапароскопическая резекция почки: рутинное вмешательство? (Опыт нескольких клиник) // Материалы первого интернационального и четвертого Российского конгресса по эндоурологии и новым технологиям, Батуми, Грузия, 30 октября – 1 ноября. 2014. С. 152-153.

17. Попов С.В., Галлямов Э.А., Луцевич О.Э., Преснов К.С., Новиков А.Б., Орлов И.Н., Забродина Н.Б. Методы гемостаза при эндовидеохирургических нефронсберегающих операциях на почках // Эндохирургия сегодня. 2012. № 2. С. 11-19.

18. Попов С.В., Новиков А.И., Скрябин О.Н., Зайцев Э.В. Эндовидеохирургическое лечение больных с опухолями почек. СПб.: СПбМАПО, 2011. 224с. 19. Gill IS, Kamoi K, Aron M, Desai MM. 800 Laparoscopic partial nephrectomies: A single surgeon series. // J Urol. 2010. Vol. 183, N 1. P. 34-41.

Статья опубликована в журнале»Экспериментальная и клиническая урология» №4 2015, стр.34-37

Лапароскопическая пластика лоханочно-мочеточникового сегмента (ЛМС)

Лапароскопическая пластика лоханочно-мочеточникового сегмента относительно недавно вошла в арсенал урологов. Еще недавно открытая пластика считалась основным методом лечения при обструкции лоханочно-мочеточникового сегмента.

Что такое лоханочно-мочеточниковый сегмент?
Лоханочно-мочеточниковый сегмент – это область, где лоханка почки (место, где собирается моча, оттекающая из чашечек) соединяется с мочеточником.
Когда показана лапароскопическая пластика ЛМС?
Пластика проводится при обструкции (от лат. obstructio — препятствие) лоханочно-мочеточникового сегмента. Обструкция лоханочно-мочеточникового сегмента характеризуется функционально значимым нарушением оттока мочи, причиной которой могут служить либо внутреннее, либо наружное сдавление области, где лоханка почки переходит в мочеточник.

Внешние причины гидронефроза
(т.е. исходящие не из мочеточника)
Наиболее частая причина — аномальные сосуды кровоснабжающие нижний полюс почки (аномалия проявляется как в количестве, так и в локализации добавочных сосудов) плотно прилегающие к области лоханочно-мочеточникового сегмента. Постоянное соприкосновение сосуда с мочеточником вследствие их пульсации приводит к образованию рубцовой ткани в лоханочно-мочеточниковом сегменте, которая, сужая его просвет, приводит к обструкции и гидронефрозу.
Внутренние причины гидронефроза
• врожденные (врожденное сужение или спайки ЛМС);
• приобретенные стриктуры ЛМС (травматические, после манипуляций на мочеточнике (уретероскопия, стентирование мочеточника), постлучевые (после лучевого лечение в области ЛМС), туберкулезное поражение, и т.д.)
• опухоли мочеточника (в большинстве случаев доброкачественные, при злокачественных опухолях мочеточника объем операции в разы превышает объемы лечения доброкачественных опухолей).

Противопоказания к лапароскопической пластике ЛМС
Общие противопоказания ко всем лапароскопическим операциям:
• нарушении работы свертывающей системы крови;
• инфекционные заболевания;
• поздние сроки беременности;
• острая глаукома (повышение внутриглазного давления).

Как подготовиться к операции?
Перед операцией вас проконсультируют несколько специалистов – уролог, терапевт, анестезиолог, а также другие врачи, если это необходимо. Лечащий врач в индивидуальном порядке даст рекомендации, которым вы должный строго следовать перед операцией.
Обязательно нужно сообщить об аллергиях на препараты, а также о том, какие вы принимаете лекарства, во избежание осложнений во время операции (особенно это касается препаратов разжижающих кровь, которые могут вызвать серьезное кровотечение как во время операции, так и после нее).
Перед операцией проводят тщательную подготовку кишечника и назначают антимикробные препараты широкого спектра действия для предотвращения инфекционных осложнений в послеоперационном периоде.

Как проводится лапароскопическая пластика гидронефроза?
Операция проводится под общим наркозом (происходит погружение в сон на время всей операции). Доступ к почке и мочеточнику осуществляется при помощи 3 маленьких отверстий около 0,5-1 см. на передней брюшной стенке. Пациента укладывают в положение на боку, противоположном стороне поражения. Создается пневмоперитонеум (брюшная полость заполняется углекислым газом) с помощью иглы Вереша через небольшое отверстие в околопупочной области.
Первой в брюшную полость вводится лапароскоп (камера), а затем уже инструменты под контролем лапароскопа, для того чтобы не травмировать соседние органы. Всего будет введено 3-4 инструмента, включая лапароскоп.
Далее начинается процесс выделения почки, ее лоханки и мочеточника. После этого производится пластика одним из известных методов (по Андерсену-Хайнсу, Кальпа-де Вирда, Фенгера и т.д.). При выполнении пластики по Андерсену-Хайнсу (наиболее распространенная операция) отсекают часть мочеточника и лоханки, ниже и выше обструкции, соответственно, далее накладывается анастомоз между ними (т.е. они сшиваются). Непосредственно перед накладыванием анастомоза в мочеточник вводят катетер-стент, который удаляется через 3 недели после операции. Операцию заканчивают дренированием зоны анастомоза, удаляются инструменты и зашивается кожа.
см. соответствующий клинический пример на нашем сайте: лапароскопическая пластика гидронефроза.

Возможные осложнения во время операции
• кровотечение – кровопотеря при пластике ЛМС невелика и переливание крови прооперированным пациентам практически не требуется;
• инфекция – для предотвращения возникновения инфекционных осложнений перед операцией и после нее вводится антибактериальный препарат широкого спектра действия, что сводит риск возникновения этого осложнения к минимуму;
• повреждения соседних органов – крайне редко встречающееся осложнение, избежать его помогает в несколько раз увеличенный обзор операционного поля;
• послеоперационная грыжа – также как и повреждения органов встречаются редко в связи с тем, что отверстия после лапароскопических операций имеют маленький размер;
• конверсия (переход в открытую операцию) — встречается при невозможности выполнить лапароскопическое вмешательство из-за спаечного процесса или кровотечения.

Что делать в послеоперационном периоде?
В среднем пациент находится в клинике около 3-4 дней после проведенной лапароскопической пластики. Пить и есть разрешают обычно на следующий день после операции, ходить — вечером того же дня. После операции, как и до нее, пациенту вводится антибактериальный препарат широкого спектра действия.
В первые 2-3 месяца после операции рекомендуется:
• не поднимать предметы весящие более 5 кг;
• не подвергаться тяжелой физической нагрузке.
После операции ваш доктор назначит вам даты консультаций: для удаления швов, удаления катетера-стента, проведения осмотров, сдачи анализов крови и мочи, проведения ультразвукового исследования, компьютерной томографии, по результатам которых будет оцениваться эффективность лечения.

Читайте также:  Виброцил для детей инструкция по применению
Ссылка на основную публикацию
Тревожный симптом патологии у новорожденных – клиника «9 месяцев»
У дочки подростка синеют руки и ноги. Дело в том, что у моей дочки подростка (ей 15 лет)синеют руки. Смотрю...
Травы вызывающие месячные красная щетка, ромашка, пижма и др
Травы для женского здоровья Содержание Лекарственные растения, которые должны быть в женской аптечке Полынь Крапива Ромашка Мята Календула Тысячелистник Зверобой...
Травы для очищения кишечника сборы, рецепты, противопоказания
Травы для очищения кишечника Наше здоровье напрямую зависит от того, насколько хорошо работает желудочно-кишечный тракт. Через него в организм поступают...
Тремор 8 причин, 5 направлений лечения и ТОП-7 советов от врача-невролога
10 ранних симптомов болезни Паркинсона, которые опасно игнорировать Если вы тихо говорите, плохо спите и жалуетесь на головокружения, вам точно...
Adblock detector