Возможности для людей с аутизмом в Израиле Національна Асамблея людей з інвалідністю України

Почему я не хочу оформлять инвалидность своему ребенку

На практике ребенок-аутист почти неизбежно становится объектом методичного выдавливания из любой школы. Единственный выход для родителей – скрывать его диагноз, избегая официального обследования

Закон «Об образовании в Российской Федерации» (ч. 1, ст. 79), гарантирует детям-аутистам право на инклюзивное образование в обычной школе. Но это теория. На практике ребенок-аутист почти неизбежно становится объектом методичного выдавливания из любой школы. Единственный выход для родителей – скрывать его диагноз, избегая официального обследования.

Донна Уильямс, «Изгой». http://outfund.ru

Услышав от психолога, что у моего старшего ребенка синдром Аспергера, я поняла, что с этим придется жить многие годы. Если кто не знает, синдром Аспергера – это расстройство аутичного спектра (РАС), фактически разновидность аутизма.

Первый вопрос, который приходит в голову, когда привыкаешь к диагнозу: как именно существовать, как помочь выстроить жизнь в обществе своему ребенку.

Прошедшие годы с их неурядицами и непонятно откуда возникающими (как мне тогда казалось) проблемами прошли перед глазами словно в ускоренной съемке. О чем-то я только теперь задумалась по-настоящему.

И первое, что я поняла почти сразу: я не только не буду оформлять сыну инвалидность, но даже обозначать диагноз в медицинской карте районной поликлиники. Спросите, а как же тогда поставили диагноз — без врача, без полклиники?

Очень просто: минуя районного психиатра. Когда среди друзей и знакомых множество врачей, а в стране процветает частная медицина, сделать это совсем не сложно. Тем более что что сегодняшний день об аутизме и синдроме Аспергера написано и опубликовано (включая переводные статьи) совсем не так мало, как это было в 1999-м году, когда мой сын появился на свет.

Собственно недостаток медицинской информации, который теперь в прошлом, — это одна из причин, по которой диагноз поставили поздно, когда начальная школа была уже позади.

Мне с самого начала было понятно, что мой ребенок отличается от других. Он достаточно сложно сходился со сверстниками, хотя потребность в общении у него огромная. Но поскольку никаких проблем с речью и интеллектом не возникало — наоборот, наблюдалось опережение в развитии, — меня куда больше беспокоили выраженная гиперактивность, нарушения сна и слабый иммунитет. Первые три года он прожил у меня практически на руках и каждую ночь просыпался 4-5 раз.

Из-за болезней, травм, смены места жительства сын так и не пошел в детский сад. А перед поступлением в школу мы, как и все законопослушные, но «не посещавшие» граждане, планово проходили психиатра. Холерическая дама ни слова не сказала про аутизм, но долго заставляла ребенка шести с половиной лет решать в уме примеры вроде «9 минус 7». Сын, кстати, ни разу не ошибся. Сейчас я удивляюсь, почему тогда не протестовала против такого «психиатрического» тестирования.

Зато в школе сразу стало плохо. Сын практически с первого дня ее возненавидел. Учиться было неинтересно, поскольку программа 1-го класса казалась слишком легкой, а сидеть на одном месте 5-6 уроков – невыносимое испытание для семилетнего пацана. Да и отношения с одноклассниками никак не складывались. Им не нравилась его манера (сохранившаяся, кстати, до сих пор) то и дело цитировать литературные произведения, а также отсутствие познаний в области компьютерных игр, нелюбовь к кино, которое он до сих пор не смотрит, вегетарианство и, главное, запредельная честность всегда и во всем.

Да, люди с синдромом Аспергера не умеют врать. Совсем. И любят говорить цитатами. И у них, как правило, ограниченный список потребляемых продуктов.

В средней школе сын стал объектом настоящей, системной травли. Причем не только со стороны учеников, но и их родителей, а вслед за этим и учителей. Ситуация элементарная и, по мнению всех моих знакомых, стандартная. Наиболее «преуспевающие» родители не любят, когда в классе, куда ходят их дети, появляются ученики «с особенностями». Они хотят, чтобы их чада посещали «рейтинговую» школу. А как раз этот самый рейтинг, по их словам, в таком случае очень страдает. Разговоры на эту тему я слышала неоднократно.

Вполне естественно, что школьная администрация тоже взыскует «рейтинга», но понимает его по-своему: как услуги школе со стороны статусных родителей и полезное партнерство с разными интересными организациями, привлеченными ими же. В итоге администрация вместо того, чтобы наводить в школе порядок согласно «Закону об образовании», предпочитает помогать выдавливать «неправильного» ученика, который оказывается в роли гадкого утенка.

На занятиях в рамках предмета «Общество» мой сын слышал много правильных слов о толерантности, терпимости, недопустимости ксенофобии. Вот только завершив свой учебный час, преподавательница тут же забывала о сказанном и начинала потакать травле. Толерантность расцветала пышным цветом. Мой сын сделал соответствующие выводы о происходящем и я не стала его переубеждать. Я, как и он сам, не люблю вранья.

В конце концов школьную администрацию все-таки пришлось поставить перед выбором: жалоба в департамент образования и заявление в прокуратуру или… В итоге получилось «или». Только теперь понимаю, что с этого надо было начинать.

Хуже всего то, что на фоне хронического стресса аутичные черты у ребенка сделались заметнее. Начался регресс – и в интеллектуальном плане, и в плане психоэмоционального развития. Сын надолго замыкался в себе, круг его интересов сузился.

Все-таки раннее детство ребенок провел в относительно благополучной атмосфере, и я уделяла ему практически все время, работая по остаточному принципу. Мы очень много общались. Говорили на самые разные темы, гуляли по весенней и занесенной снегом Москве, ходили на органные концерты и в Пушкинский, путешествовали…

Школа отняла все то, что мне удалось для него собрать, по сути ничего не дав взамен, кроме стресса и ужаса.

Когда сыну было 9 лет, у меня родились близнецы, и времени на общение со старшим осталось гораздо меньше. Правда, отношения с сестренками у него сложились прекрасные. Он очень ждал их появления на свет и до сих пор помогает возиться с ними. Раньше я сетовала на то, что у меня только один ребенок. Сейчас понимаю, что это, наверное, проявление Божьего промысла. Ведь я могла отдавать старшему все свое внимание, а ему это было так важно. Наверное, это внимание и стало средством некоторой реабилитации.

Я до сих пор считаю, что мать и отец — лучшие АВА-терапевты для маленького аутиста. Ведь дети с этим диагнозом очень разные, и никакой профессионал не в состоянии так узнать и понять конкретного ребенка, как мы сами. Только альянс родителей с врачами и частными (ни в коем случае не школьными!) психологами может дать хороший результат.

И еще арт-терапия. Моего сына буквально за шиворот вытащили из состояния внутреннего одиночества несколько классов музыкальной школы, в которой он успешно и с удовольствием учился. Признаться, нам повезло с преподавателем. Ведь учить аутиста музыке не так просто.

Читайте также:  Фуцикорт - инструкция по применению, описание, отзывы пациентов и врачей, аналоги

Кстати, у всех детей с синдромом Аспергера любимым предметом становится сольфеджио. А лучшими с точки зрения развития головного мозга следует считать занятия на музыкальных инструментах, где задействованы обе руки.

К сожалению, на фоне переезда в другой район, послешкольной депрессии и развившегося подросткового нигилизма (тут изрядно постаралась преподавательница-общественница) музыкальная школа была заброшена. Зато сын сам себя «отвел» в художественную. И хотя способностей к рисованию у него меньше, чем к музыке, — это огромная отдушина для ребенка, на которого весь мир идет войной…

И вот когда диагноз все же был поставлен, и мне стало ясно, что происходит с сыном, пришлось принять очень важное решение. Подтолкнул к нему разговор с психотерапевтом (назовем ее так) — очень хорошим человеком, опытным врачом, и — вот совпадение — тоже мамой ребенка с синдромом Аспергера. Она спросила меня: «Вы будете оформлять инвалидность?»

Я ненадолго задумалась. Какие преимущества и гарантии есть у ребенка с так называемой «ментальной инвалидностью» в нашей стране? Право не служить в армии? Нищенская пенсия, для получения которой надо, унижаясь и накручивая себе нервы, проходить ВТЭК каждые несколько лет? Кажется, на этом список льгот заканчивается.

Зато для такого ребенка открывается прямой и короткий путь в гетто, сойти с которого уже невозможно. Ни для кого не секрет, что все дети с диагнозом «аутизм» (а это очень разные дети, с разной степенью выраженности нарушений) по достижении 18 лет автоматически получают диагноз «шизофрения». И этот диагноз уже никогда не снимается.

Аутизм практически не лечится, возможна лишь большая или меньшая социальная компенсация.

Фото http://www.molomo.ru

И наше общество сегодня таково, что ему проще исторгнуть из себя ребенка-аутиста, — а это гораздо проще, чем «изгнать из племени» аутиста-взрослого, — нежели заниматься его адаптацией.

Сегодня все чаще говорят и пишут о важности инклюзии. Приняты соответствующие поправки к Закону «Об образовании в Российской Федерации» (ч. 1, ст. 79) ), согласно которым инвалиды имеют право на инклюзивное образование в обычной школе. На дает ли это хоть что-нибудь на практике?

Тысячу раз прав Валерий Панюшкин, который в статье «Женю С. не учат в школе» показал, что механизм действия закона не налажен и он фактически не выполняется. То есть, попросту говоря, если директор школы не захочет у себя никакой инклюзии, ее и не будет. А зачем, скажите, директору хотеть инклюзии? Что он с этого будет иметь кроме кучи новых проблем?

Уж если моего сына бойкая инициативная группа родителей и школьных работников требовала выгнать из школы лишь потому, что он казался им просто «несовременным и замороченным» (и как следствие, постоянно вызывающим огонь на себя), что говорить о многих других несчастных?

Мне говорили прямым текстом, что мой сын является объектом травли, «потому что не такой, как все». А другие дети замечательные и добрые. И то, что они принуждают моего ребенка к просмотру сцен жесткой порнографии на планшетах, наносят ему побои, приводящие в травмпункт, и становятся в очередь, чтобы плюнуть ему в лицо, — так это потому что «он сам провоцирует».

Совершенно очевидно: если бы эти дети, родители и учителя вдобавок знали, какой у моего сына диагноз, они добились бы его исключения из школы. Порекомендовав отправить куда-нибудь подальше, скорее всего, в коррекционную школу — несмотря на то, что он не последний ученик в классе. Просто потому, что аутисты – «шизофреники и дебилы».

А теперь неожиданно выясняется, что они «склонны стрелять в школе». Так начали писать на форумах после радиовыступления одного зарвавшегося психолога и одного поэта, считающего себя в праве ставить диагнозы в области психотерапии. Эти люди решили поставить диагноз «аутизм» мальчику, расстрелявшему учителя в школе в Отрадном. Неважно, что его папа оказался полицейским, а в доме, если верить, новостям, нашли кучу оружия.

Выстрелил — значит, «аутист». Почему правовая оценка этого ужасного поступка попросту подменяется психиатрическим диагнозом. Да еще поставленным на расстоянии, по телевизионной картинке. Не возвращаемся ли мы к той репрессивной психиатрии, которая, казалось, канула в Лету вместе с рулевыми советской эпохи.

Вообще-то, аутизм теперь принято называть не болезнью, а особенностью развития. Но заниматься такими детьми некогда – потому что, ну, вы же понимаете, педсоветы, олимпиады, ЕГЭ…

Да и незачем «других детей травмировать». Зачем «ущемлять их права», когда можно несколько человек просто отправить в коррекционку, а еще лучше – в психоневрологическую клинику: так надежней. Хотя именно там аутисты безвозвратно деградируют.

В больницах им по-старинке дают пригоршни таблеток, хотя весь мир знает, что лекарства от аутизма нет. В коррекционных школах начисто лишают социализации и возможности продвигаться в сторону «зоны ближайшего развития». Отбраковывать граждан удобнее в детстве, это факт. Не будет ли честнее назвать это явление его настоящим именем: обыкновенный фашизм.

Не верите? Позволю себе напомнить, как официально ставятся и подтверждаются такие диагнозы и даются соответствующие рекомендации. Где надлежит учиться детям-инвалидам, определяет специальная психолого-медико-педагогическая комиссия (ПМПК). Детский психиатр Елисей Осин в статье «Кто решает, где будет учиться ребенок-инвалид?» очень точно объясняет, какова эта комиссия и почему ее так страшно проходить. Там показано, что работу ПМПК, точнее всего сравнить с заседаниями знаменитых «троек» сталинских времен. 20-30 минут прищура – и готово решение. По сути это и есть современные детские 10 лет без права переписки – отправка туда, где ребенка ждет только деградация.

Родители не в силах повлиять на «процесс»: их никто не слушает, они же не специалисты. И если колесо закрутилось, оно не остановится, пока не сделает полный оборот.

Нужен ли весь этот ад моему ребенку в обмен на возможность не идти в армию? Я решила, что нет. Пусть он лучше по-прежнему учится в обычной школе по обычной программе, хоть это и непросто. Пусть радуется занятиям в художке. Пусть посещает занятия с любимым психологом, ставшим его другом. Пусть ездит в молодежный клуб при Институте коррекционной педагогики для общения со сверстниками. Пусть мечтает о будущей профессии, путь к которой не закрыт официальными диагнозами.

Чем больше говорят и пишут об инклюзии, тем очевиднее: она должна касаться общества в целом, причем, как строка в законе, иначе любые разговоры о толерантности – это пустой треп.

Сегодня настоящая инклюзия возможна только в семье. Никто не заменит маленькому человеку любящих родителей, братьев, сестер и Церкви. Основная реабилитация – любовь и Таинства. Специалисты – педагоги, врачи и психологи – дополнительная помощь.

Смешные деньги, положенные моему сыну в качестве пенсии, я пока в состоянии заработать. А с призывом в армию мы что-нибудь придумаем.

школа

Материалы об учёбе в школе аутичных детей и связанных с этим проблемах.

Травля (буллинг) детей и подростков в спектре аутизма

  • Читать далее

Темпл Грандин: «Советы по обучению детей и взрослых с аутизмом»

  • Читать далее

Ида Орин: «Проблемы, с которыми довелось столкнуться в средней и старшей школе»

  • Читать далее

​Список ресурсов, регулярно проводящих вебинары об аутизме, инклюзии, терапии

  • Читать далее

Джим Синклер: «Опасения по поводу инклюзии со стороны сообщества инвалидов»

Я не знаю ни одного активиста-правозащитника из сообщества инвалидов, который бы считал, что инклюзия не должна быть доступна как один из возможных вариантов. Защитники прав инвалидов полагают, что инвалидам должна быть предоставлена возможность пойти куда угодно и делать что угодно в обычном обществе. Среди инвалидов даже самые ярые критики инклюзии будут, возможно, возражать против того, чтобы школам и другим общественным учреждениям было позволено исключать или сегрегировать людей, которые желают инклюзии. Инклюзия ДОЛЖНА быть доступна как один из вариантов выбора. Однако среди сообщества инвалидов есть некоторые опасения по поводу того, что инклюзия — не всегда наилучший вариант для любого человека с любой формой инвалидности и что принудительная инклюзия является такой же проблемой, как и принудительная сегрегация.

  • Читать далее
Читайте также:  Что такое эпикондилит локтевого сустава (локоть теннисиста) Ортопедические товары

Дети с синдромом Аспергера: характеристика, стили обучения и стратегии помощи

Все, кто вступает в контакт с ребенком, у которого диагностирован синдром Аспергера (как школьный персонал, так и сверстники), должны получить информацию об особенностях и учебных потребностях таких детей. Необходимо учитывать следующие характеристики и особенности обучения, связанные с синдромом Аспергера, и особенно их влияние на обучение и планирование подходящей образовательной программы для ребенка. Дети с синдромом Аспергера имеют трудности с обработкой входящей информации. Их умственные способности к усвоению, сохранению и использованию информации заметно отличаются от нейротипично развивающихся детей. Это формирует несколько необычный взгляд на мир. Поэтому обучающие стратегии для детей с синдромом Аспергера должны отличаться от стратегий, используемых для нейротипично развивающихся детей.

  • Читать далее

Руководство учителя по синдрому Аспергера

Organization for Autism Research

Образование является важнейшим вопросом для каждого родителя, а в случае ребёнка с расстройством аутического спектра (РАС) оно приобретает ещё большую значимость. Данное руководство предназначено дать учителям и другим специалистам введение в синдром Аспергера, некоторые из его характерных черт и предоставить информацию об отдельных учительских стратегиях, которые могут применяться в классе. Эта книга поможет вам узнать о специфических проблемах, с которыми сталкиваются дети с синдромом Аспергера в школе, и о том, как подходящим образом организовать их обучение.

  • Читать далее

Гевин Боллард: «Цикл статей про травлю»

Этот цикл статей рассказывает о травле в различных местах (начальная и средняя школа, вузы, работа, места досуга и т.п.) и о способах борьбы с ней.

  • Читать далее

Должен ли я называть себя аутичным?

В статье обсуждается «от первого лица», стоит ли рассказывать о своём диагнозе окружающим. Особое внимание уделено школьному возрасту и проблеме интеграции аутичного ребёнка с остальным классом. Материал может быть полезен подросткам, их родителям, а также учителям.

  • Читать далее

Синдром Аспергера: руководство для учителей, составленное родителями

Это руководство было подготовлено участниками форума по синдрому Аспергера OASIS, его составила и отредактировала Элли Такер. Цель этого руководства – предоставить семьям краткое описание СА и видов поведения, связанных с ним, чтобы они смогли объяснить их учителям ребёнка. Поскольку все дети разные, вы можете оставить только те пункты, которые подходят именно вашему ребёнку и/или вносить изменения и дополнения в случае необходимости. Вырезайте и копируйте, сделайте эту инструкцию максимально индивидуальной. Родители детей с СА, которые составили этот список, надеялись, что он поможет учителям лучше понять некоторые особенности наших детей.

Лицей №9

Версия сайта для слабовидящих

Как работать с аутичными детьми в секциях и кружках?

Как работать с аутичными детьми в секциях и кружках?

Рекомендации для тренеров и организаторов внешкольных занятий по работе с детьми с аутизмом

Если вы спортивный инструктор или руководитель организованной детской группы вроде скаутских отрядов, секции или детского клуба, вам могут предложить включить в вашу группу ребенка с аутизмом. Вот краткое руководство о том, как справиться с его возможными особенностями.

Участие в спортивных командах или группах скаутов и юных натуралистов популярно среди детей и подростков. Детей с особыми потребностями побуждают включаться в такие занятия, чтобы улучшить их здоровье и дать им возможность завести друзей.

Аутизм — это хроническое расстройство, которое влияет на то, как человек общается с другими и относится к людям вокруг себя. Детям с аутизмом сложно выстраивать значимые отношения с другими людьми. Их способность заводить друзей ограничена, также как и их способность понимать выражения эмоций других людей. Все аутичные дети сталкиваются с проблемами в трех областях: социальное взаимодействие, социальная коммуникация и социальное воображение. Это называют «триадой нарушений при аутизме» Дети с аутизмом часто обладают повышенным уровнем возбуждения нервной системы, неприятием изменений и/или фиксацией на определенных предметах или темах, которые их особенно интересуют, например, динозавры или поезда. Некоторые аутичные дети могут иметь также сопутствующие нарушения обучения.

Аутизм влияет на разных людей по-разному и в разной степени, поэтому трудности и типы поведения, которые вы встречаете у одного ребенка, могут очень сильно отличаться от особенностей другого. По этой причине аутизм описывают как широкий спектр расстройств. Вы могли встречать такой термин как расстройства аутистического спектра (РАС).

У некоторых детей может быть диагностирован синдром Аспергера (СА) или высокофункциональный аутизм. У детей с синдромом Аспергера меньше проблем с речью, чем у детей с аутизмом. Они часто говорят свободно и много, хотя иногда их речь может звучать очень формально и неестественно. У детей с синдромом Аспергера обычно нет трудностей в обучении, связанных с аутизмом; более того, их уровень интеллекта средний или выше среднего. Многие дети с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом ходят в обычные школы и, с должной поддержкой и поощрением, хорошо справляются с учебой и могут получить высшее образование и трудоустроиться.

Как и все дети, каждый ребенок с аутизмом отличается от другого, поэтому приведенные описания нужно принимать только за общие рекомендации. Вместе с тем, проблемы, влияющие на социальное взаимодействие, коммуникацию и воображение, вместе со стереотипным поведением, типичны для всех детей с аутизмом. Для краткости, мы используем в этой информационной брошюре слово «аутизм», называя им все расстройства аутистического спектра, включая и синдром Аспергера. Вам могут не понадобиться все стратегии обучения, приведенные ниже, но некоторые из них вы можете посчитать полезными.

Распространено мнение, что связи в мозгу аутичных детей работают иначе, чем у детей с типичным развитием. В результате, они часто склонны к визуальному мышлению, и для понимания им необходимо дробить общую информацию на маленькие части. Полезным бывает снабдить ребенка с аутизмом визуальным расписанием (расписанием с картинками), чтобы он понимал, что будет происходить дальше. Например, если вы учите ребенка плавать, расписание может включать картинки того, как ребенок приезжает в бассейн, переодевается, учится плавать, играет, моется в душе, одевается и едет домой. Ламинированную копию расписания можно поместить рядом с бассейном, в доступном для ребенка месте.

Детям с аутизмом может быть сложно следовать инструкциям, которые даны всей группе в целом. Например, они не могут понимать, что «Пора входить» относится к ним, поэтому вам может понадобиться давать им индивидуальную инструкцию. Всегда сначала говорите имя ребенка: «Джонни, пора входить», чтобы привлечь его внимание и дать ему понять, что вы обращаетесь и к нему.

Говорите спокойным голосом и не кричите. Говорите медленно и разборчиво и, если вы не получаете немедленной реакции, наберитесь терпения — понимание инструкции у аутичного ребенка может занять больше времени, чем у ребенка с типичным развитием. Детям с аутизмом может быть также трудно воспринимать сразу много вербальной информации, поэтому пытайтесь разбить инструкции на очень короткие фразы и, где это возможно, сопровождайте их картинками и визуальными знаками.

Дети с аутизмом склонны воспринимать речь буквально. Просьба «подтянуться» (то есть, играть лучше) может привести к тому, что они действительно начнут подтягиваться; они не смеются над вами, просто следуют инструкции, которую вы дали. Старайтесь избегать идиом и метафор и всегда говорите то, что имели в виду. Аутичные дети могут быть поставлены в тупик такими именами и названиями, как «орленок» и могут ожидать действительно увидеть птицу, когда идут в гости к «орлятам» в первый раз. Если вы покажете им фото «орленка», это поможет разъяснить эти вещи, до того как вы придете в группу.

Читайте также:  Помогает ли Омепразол при изжоге, как принимать

Когда ребенок с аутизмом попадает в новую ситуацию, он или она может очень сильно разволноваться. Детальное планирование до того, как они присоединятся к группе или начнут заниматься чем-то новым, принесет неоценимую пользу в снижении уровня тревоги.

Это можно сделать несколькими способами. Если это возможно, пригласите ребенка посетить то здание, где будет происходить событие, когда там не будет других детей. Это позволит ребенку познакомиться с новым окружением, не отвлекаясь на детский шум. За этим визитом могут последовать другие в присутствии детей с постепенным увеличением времени пребывания ребенка. Вначале родители могут захотеть остаться со своим ребенком, и им нужно позволить это, даже если это не входит в стандартную практику.

Используйте альбом с фотографиями, чтобы познакомить ребенка с местом и видом деятельности, демонстрируя картинки здания с детьми и без детей, фото руководителей группы и инструкторов, разных занятий, которые могут происходить, маршрут до и из группы и тому подобное. Может понадобиться показать их ребенку много раз, пока они не привыкнут к новым занятиям.

Один из вопросов, который может возникнуть — стоит или не стоит говорить другим детям, что у одного из членов группы аутизм. Есть «за» и «против» этого, и решение принимается вместе с родителями ребенка. Некоторые дети, к сожалению, могут дразнить ребенка, если они знают, что у него или у нее аутизм, но они могут делать это в любом случае, если они осознают, что ребенок отличается от них. Другие дети поступят наоборот и захотят дружить с ребенком с аутизмом.

Если Вы решите сообщить другим детям, важно объяснить им отличия, которые вызваны аутизмом так, чтобы им было понятно. Они должны понять, например, почему аутичному ребенку не запрещают делать то, что запрещают делать им. Часто используемая стратегия установления отношений между ребенком и группой — это создание «Круга друзей».

Другое преимущество того, что остальным членам группы известно, что у ребенка есть аутизм, состоит в том, что вы тогда можете попросить сверстников подать пример и показать аутичному ребенку, как выполнять определенное задание. Это поможет ребенку лучше понимать инструкции. Когда вы учите или показываете ребенку с аутизмом новое задание, оно должно быть разбито на маленькие шаги или этапы, что даст ребенку достаточно времени для изучения каждого из них.

Братья и сестры

Если у ребенка есть брат или сестра в той же группе, постарайтесь не рассчитывать, что они станут присматривать за ним, так как у них должна быть возможность получать удовольствие от происходящего без дополнительной ответственности. Это не значит, что вы не можете спросить их совета, если вы испытываете сложности с аутичным ребенком.

Дети с аутизмом обычно чувствуют себя комфортно в структурированной обстановке и часто хорошо выучивают правила и соблюдают их.

Аутичные дети обычно лучше воспринимают все визуально, поэтому хорошей идеей будет разместить на стене написанные или визуальные инструкции или дать из ребенку, чтобы он понимал правила группы или занятия. Они должны быть адаптированы под нужды ребенка и могут включать в себя инструкции вроде «слушай ведущего, когда он говорит». Важно установить правила с самого первого дня нахождения ребенка в группе, но это не значит, что не могут устанавливаться новые правила, если они необходимы. Все правила нужно подробно объяснить ребенку, вместе с причиной для появления такого правила, в соответствии с уровнем понимания ребенка.

Многие игры и виды спорта содержат правила и формальные условия того, как участники должны вести себя друг с другом. Они иногда могут быть трудны для понимания аутичным ребенком. Они часто хотят присоединиться к игре (например, в футбол), но не представляют, как участвовать. Хорошей идеей может быть дать ребенку партнера, который будет давать объяснения ему или ей по ходу игры. Также полезно включить в занятия такие игры и действия как плавание, скалолазание, запуск воздушного змея, бег и тому подобное — то, что не требует от ребенка быть частью группы. Некоторые дети с аутизмом предпочтут и лучше справятся с индивидуальными видами спорта, чем с командными.

У аутичных детей часто нет чувства страха, и они не всегда могут предвидеть последствия своих действий. Поэтому важно четко озвучить правила безопасности, так, чтобы ребенок их понял. Полезно дать родителю список правил в письменном виде, до того как ребенок придет в клуб, чтобы они могли изучить эти правила вместе с ребенком. Также удостоверьтесь, что вы объясняете ребенку правила перед началом любого определенного занятия. Может понадобиться сделать это много раз, прежде чем ребенок поймет их полностью.

Дети с аутизмом могут быть гиперчувствительны (слишком чувствительны) или гипочувствительны (недостаточно чувствительны) к сенсорным ситуациям, связанным со светом и звуком. Например, ребенок может чувствовать физическую боль от легкого прикосновения или сломать кость, и ничем не показать того, что ему больно. Похожим образом, они могут не переносить некоторые звуки, и им может понадобиться использовать защиту для ушей, чтобы блокировать шум, который вызывает у них физический дискомфорт. Они могут демонстрировать самостимулирующее поведение, такое как махание руками или верчение на месте, которое позволяет им чувствовать контроль над окружением, вызывающим дискомфорт.

Один человек с аутизмом так описал своё ощущение сенсорной перегрузки:

«Если я испытываю сенсорную перегрузку, тогда я просто отключаюсь — ты испытываешь то, что называют фрагментацией… Это странно, как будто бы ты смотришь сразу 40 телеканалов». (Уилкс, 2005)

Аутичному ребенку может быть также трудно слушать вас в шумной обстановке, просто потому что они не могут блокировать фоновый шум. Если возможно, предоставьте ему тихую комнату или место, куда он может пойти, чтобы успокоиться.

Проблемы с балансом могут сделать занятия, включающие баланс, такие, как некоторые виды спорта, очень трудными для ребенка с аутизмом. С другой стороны, они могут пытаться стимулировать себя через кручение на месте и качание. Диспраксия (сильная неуклюжесть) также является частым состоянием у людей с расстройствами аутистического спектра.

В большинстве случаев нет никаких причин, по которым ребенок с аутизмом не может пойти с группой на прогулку или в поход с ночевкой, но при этом важно подробно планировать такое путешествие.

Некоторым детям может понадобиться помощь один-на-один или от взрослого, или от ребенка-партнера. Если возможно, покажите ребенку фотографии или брошюру о месте, в которое он или она отправится. Если они идут в поход с палатками, хорошей идеей будет провести ночь в палатке во дворе заранее, чтобы они привыкли к этому.

Организуйте встречу с родителями ребенка и обсудите, как лучше всего поддержать его во время путешествия. Пригласите на встречу самого ребенка, чтобы он знал, каков план путешествия, и то, что руководитель группы будет заменять ему родителя, пока он будет в походе.

Позвольте ребенку позвонить домой, когда вы добрались до места. Это принесет пользу и родителям, и ребенку. Также полезно предоставить ребенку визуальное расписание, чтобы он или она всегда знали, что будет происходить дальше. Например, расписание может включать картинки автобуса, затем картинки кафе или ресторана, снова картинки автобуса, места ночевки и т.п.

— Все руководители группы должны знать правила и ожидания от ребенка и удостовериться, что они постоянно применяются.

— Ваша речь должна быть простой и понятной.

— Используйте поощрения, а не наказания (дети с аутизмом могут быть более мотивированы, если поощрение связано с их особыми интересами).

— Делитесь информацией и опытом с родителями и опекунами.

— Будьте в курсе того, что может расстроить ребенка.

Ссылка на основную публикацию
Во сколько можно присаживать девочку когда начинать сожать ребенка на попу, а также мнение Комаровск
Когда можно сажать девочку (будет ли вред от раннего присаживания?) Для ребенка, который научился сидеть, открывается удивительный мир! В вертикальном...
Внутривенный и внутрикостный доступ купить недорого в Украины Paramedic
Журнал «Медицина неотложных состояний» 1 (40) 2012 Вернуться к номеру Внутрикостный доступ — современное решение проблемы сосудистого доступа в критических...
Внутривенный катетер классификация, правила постановки, уход
Центральные венозные катетеры Лечение рака обычно включает в себя различные инъекции, взятие крови и внутривенное введение лекарственных препаратов и жидкостей....
Во сколько начинают течь слюни у грудничка и почему у грудничка текут слюни причины, физиологическая
Обильное слюноотделение у ребенка Причины Когда это безопасно? Когда стоит начать беспокоиться? Как проявляется? Что делать и как лечить? У...
Adblock detector